Школа


Суфийского

Учения

Накшбанди,

Муджаддиди,

Чишти

Кадири

Кадири

Шадили практики

Select Page

Открытие медитации

С медитацией меня познакомил друг из университета, который практиковал йогу. Я обнаружил, что медитация положительно влияет на мой характер и оказывает успокаивающее действие. Я наслаждался ею, не особенно распространяясь о ней.

Однако мне не очень нравилось, что медитацией торгуют как научно доказанной техникой снятия стресса. Мне вообще казалось странным часто немалая денежная оплата за духовные учения, которая делала сказочно богатыми духовных учителей. Если медитация форма постижения Бога, то разве ему нужна оплата? Так я думал. Тем не менее, опыт йоги побудил меня искать дальше.

 О Суфизме я знал из своего мусульманского опыта. Я знал, что есть учения, которые изящно изменяются под западные требования и хорошую оплату. И знал, что есть что-то настоящее – неизменное! В том числе и медитацию я считал священным знанием. И свой путь решил прокладывать в русле древней традиции. Ею и  стал ортодоксальный Ислам – с его принципами смирения, скромности, веры и поминания Бога. К тому же я никогда не считал Ислам «не Восточной и не Западной Религией», да и не волновался о том, чье оно. Часто вспоминая поговорку: «Кто не знает, как пользоваться мечом, может поранить себя» я все больше понимал, что мне нужны единомышленники и наставник на моем пути.

И я решил найти учителя. Веря в слова Руми: «О, томимый жаждой, продолжай искать, не останавливайся, и однажды ты достигнешь источника», – я знал, что мои усилия не будут тщетными.

Я воспитывался на Западе, и меня, как и многих из моего поколения, учили верить, что истина заложена в логике, рациональном уме и обоснованности. Если вы не можете увидеть, понять, доказать и повторить что-то, значит, что оно не настоящее или не существует. И поначалу это воспитание очень мешало мне. Трудно было увидеть лес из-за деревьев!

На своем пути я встречал многих, заявляющих, что они знают правду. Но стоило чуть углубиться и я понимал, что их правда, по сути, взята из великих мировых религий, которые, в свою очередь, были как лучи одного источника, – все пути, в конце концов, сходились на вершине.

Пророк (saw) предостерегал, что в свое время появится много ложных учителей и сект. Поэтому, я понимал, что нужно быть очень осмотрительным в своих поисках и осторожным, чтобы не стать жертвой «промывки мозгов». Тем более, что вокруг меня было немало людей, которые продвинувшись до определенной точки, вдруг, снова оказывались на перепутье. Другими словами, большинство групп не имели истинных проводников, тех проводников, которые, я знал, существуют где-то, как драгоценные камни. Именно такого проводника я искал! Я жаждал найти именно такого, или не найти совсем!

Знакомство со Школой Суфийского Учения

На Западе люди часто формируют мнение о других людях на основе их физической внешности. Судят по положению людей об их способностях. К сожалению, общество часто читает книги по обложкам, так и не открывая их. Я сам едва не оказался в этой ловушке.

Мне попалась листовка Школы Суфийского Учения. Благослови Бог человека, который вложил мне ее в руки. И я пришел познакомиться с практиками Ордена Накшбанди-Муджаддиди.

Я встретил учеников Хазрата и руководителей групп, внимательных и заботливых людей, готовых помочь в любую минуту. Эти люди пришли со всех жизненных путей и уголков земли. Но в каждом из них я видел приверженность своей практике, смирение и доброту к другим, любовь и гармонию. Мне так не терпелось увидеть их учителя, ведь он, несомненно, был тем, от кого произрастали эти семена любви в сердцах. Он был тем садовником, что растил прекрасный сад.

Как он это сделал? Я очень хотел знать это. В своем стремлении я расспрашивал о нем, когда он приедет в Англию, представлял, как он выглядит. Я нарисовал в уме портрет высокого и сильного человека с прекрасными волосами. Он медитирует в красиво убранной ханаке (Суфийский центр) среди пышного сада. Его спокойная фигура излучает свет. Я ждал, что он доставит меня к Богу, простым взмахом руки. Это был очень романтический, книжный образ.

Первое впечатление о Шейхе

Впоследствии больше всего я удивлялся не тому, что Шейх, не соответствовал той картинке, которую я себе нарисовал, а своему удивлению этим фактом. Это был маленький человек, одетый в однотонную традиционную индийскую одежду с шапочкой на голове. У него был седая борода и очень спокойное доброе лицо. Еще в то время я заметил, что лица всех учеников были озарены благоговейным почтением к своему Шейху.

Первая встреча с Шейхом Хазратом Азадом Расулом

Моя первая встреча с Шейхом была интересной и простой! Мы разговаривали в первый раз, как будто знали друг друга сто лет. И я чувствовал уважение к нему, как будто он был моим отцом. Его спокойная улыбка говорила иногда больше, чем слова. Счастье и мир разливались по всей комнате. Я чувствовал, что мог бы быть рядом с ним всегда. И одновременно с этим я чувствовал необычайное внимание со стороны этого человека.

Меня впечатлила простота Хазрата. Я и не заметил, что мой романтический образ Суфийского Наставника «вылетел в окно». Но разочарования не было. Многие повторяли фразу «все не такое, как кажется». Но только со временем я начал чувствовать глубину и реальность этих слов. Очень легко наткнуться на ложь в этом мире, но истину можно найти только в сердце истинных людей. Как только это стало проясняться для меня, я почувствовал, что начал видеть все вещи как будто заново. Зрение обывателя изменилось навсегда.

Моя встреча с Хазратом вдохновила меня на продолжение медитации и заставила заново переоценить мое понимание отношений учитель-ученик. Во время моей второй встречи с Хазратом я получил духовную трансмиссию на сердечный центр осознания и с тех пор продолжил заниматься практиками постоянно.

Я встречался с Хазратом несколько раз, он всегда отзывается на зов, и я всегда видел, что он внимателен к потребностям своих учеников. Хазрат всегда поощрял желание давать. Он говорил: «Каждый старается брать что-то, почему не стать тем, кто дает?».

Я двигался дальше, и, при помощи практик, достигал равновесия между миром и духовностью, между работой и семьей. Дальнейшие подробности я уже не хотел бы раскрывать. Но мои последние слова – если можно так сказать – будут:

Не судите других, да не судимы будете. То, чего вы очень сильно желаете, на самом деле, может быть совсем не нужно вам. А вот достаточно ли сильно ваше желание, чтобы встать на дорогу своей судьбы?

Да сохранит Бог мой секрет, да благословит Он Тебя, да благословит Он моего Шейха на здоровую и долгую жизнь. Увы, мне не хватает слов, чтобы описать, любовь, которой наполнены эти отношения.