Школа


Суфийского

Учения

Накшбанди,

Муджаддиди,

Чишти

Кадири

Кадири

Шадили практики

Select Page

Фразу «Индирадж аль-нихаят фи’ль-бидаят» (в дословном переводе «перенос конца в начало») можно передать как «Где заканчивают другие, там мы начинаем». В ордене Накшбанди-Муджаддиди она служит для описания характерной последовательности духовных практик. Эта методика, введённая шейхом Бахауддином Накшбандом (да прибудет с ним милость Божия) в четырнадцатом веке, была разработана, с целью помочь преодолеть препятствия мешающие людям приблизиться к Богу.

Люди забывают своего Творца по двум причинам. Первая причина заключается в том, что человек подвержен соблазну и тяге к внешнему миру. Вторая причина связана с эгоистической натурой человека и тем, что за этим стоит. Для того чтобы достичь близости к Богу (маыят), необходимо освободиться от рабской зависимости как по отношению к внешнему миру, так и от ощущения себя обособленным естеством, то есть от «самости» или своего эго. Большинство шейхов вначале уделяют внимание освобождению ученика от ига внешнего мира.

Они отдают приоритет очищению центров тонкого восприятия связанных с миром творения: эго и четырёх стихий (воздух, огонь, вода и земля) составляющих физическое тело человека. Достижение цели на этом пути требует неустанных духовных подвигов и занимает очень долгое время. Если, в течение этого длительного периода, необходимого для завершения пути, что-либо пойдет неправильно, ученик будет не в состоянии достичь цели.

Хазрат Ходжа Баха’уддин Накшбанд (да прибудет с ним милость Божия) осознавал тот значительный риск, с которым ученики сталкиваются на духовной стезе. Он ощущал, что по мере удаления от пророческих времён, ослабевают и способности учеников пройти духовный путь до конца. Ученики не обладали более тем же рвением, пылом и самоотверженностью. Учитывая это, Хазрат Ходжа Баха’уддин Накшбанд (да прибудет с ним милость Божия), с Божьей помощью, открыл более короткий и лёгкий путь, обратный тому, что практиковался в то время.

Он сосредоточил первостепенное внимание на очищении сердца, с последующей активацией четырёх других центров тонкого восприятия, относящихся к миру Божественного повеления. Только затем он задействовал центры тонкого восприятия из мира творения. Вот почему этот метод известен как «Где другие заканчивают, там мы начинаем». Как уже говорилось ранее, этот метод позволяет ученикам уже на начальных стадиях получить представление о конечной цели пути, всеобъемлющее понимание которой всё же полностью возможно только по его завершении. Хазрат Ходжа Бахауддин Накшбанд (да прибудет с ним милость Божия) сказал, что этот метод быстр и не требует чрезмерного аскетизма и лишений, тем не менее, давая ученикам сжатый, но в тоже время полноценный путь. Таким образом, детали этого пути остаются на потом, а каждое усилие направлено на скорейшее достижение именно конечной, главной цели.

Хазрат Шейх Ахмад Фаруки Сирхинди (да прибудет с ним милость Божия) явился подобно яркому светилу на небосводе познания. Величайшим благом для множества людей стал проложенный им к наивысшей духовной стоянке путь. Доведя этот путь до самого предела, он озарил мир. Он в деталях описал мир Божественного повеления и систематизировал целое учение. Хазрат Шейх Ахмад Фаруки Сирхинди (да прибудет с ним милость Божия) сказал, что если ученики слишком вовлечены в сферу Божественных имён и качеств, их путь к Богу тем самым затруднён, так как Божественным именам и качествам нет конца и края. Используя этот метод, только ученики, тщательно освоившие детали пути, могут достичь конечной цели.

Хазрат Саид Абдул Бари Шах (да пребудет с ним милость Божия) внёс значительные изменения в практики Муджаддиди. Он был духовным столпом своего времени. В свете благословенного хадиса, о том, что обращаться с людьми надо с любовью, и, по возможности, облегчать, а не затруднять для них духовную работу, Хазрат Саид Абдул Бари Шах (да пребудет с ним милость Божия), как истинный обновитель религии (муджаддид), смог представить и ввести принцип «Где другие заканчивают, там мы начинаем» во многие ордена, с позволения их основателей. Хотя уважаемые Шейхи и других орденов также предпринимали попытки ввести этот принцип в собственные учения, но не были в состоянии претворить подобные изменения. Его человеческие качества, высочайший духовный уровень, чудо обновителя религии, и Божья помощь, способствовали открытию новых путей. Вне всякого сомнения, это было историческим подвигом возрождения в деле развития суфийского учения и практики.