Школа


Суфийского

Учения

Накшбанди,

Муджаддиди,

Чишти

Кадири

Кадири

Шадили практики

Select Page

hazrat
Хазрат Азад Расул (r.a.) родился в городе Канкроли в Удайпур, Индия, в 1920 году. С детства он проявлял сильный интерес к духовным поискам. Его пытливый разум быстро стали занимать эзотерические вопросы: «Если ли какая-либо сила помимо физических и ментальных плоскостей человеческого опыта? Существует ли Бог? Если Бог один, почему религии имеют различия?» Наблюдая за молящимися людьми, он задавался вопросом: «Те, кто молятся, получают ответ? Или они просто получают психологический эффект?» Такие вопросы осаждали Хазрата с молодых лет.

Индусы издавна считали священным город Канкроли, где Хазрат провел свое детство. Большой Индуистский храм привлекал паломников со всей Индии, позволяя молодому Азад Расулу встречать множество ученых и набожных людей. Даже после того как он переехал, чтобы получить образование, он возвращался в Канкроли на летние каникулы. Будучи молодым человеком, он обсуждал свои вопросы с духовными мастерами.

Университет

Хазрат поступил в Университет Джамиа Миллиа на первичный уровень и продолжил там курс бакалавра. Совмещая учебу и духовные искания, он получил степень бакалавра искусств. Затем он получил вторую степень бакалавра – в области образования – в Университете Аллахабада.

Два профессора в Джамиа Миллиа сыграли значительную роль в жизни Хазрата. Профессор М. Муджииб, учитель истории Хазрата, учился в Окфорде и написал много книг, среди которых Индийские мусульмане. Хазрат описывал профессора Муджииба как «прекрасного человека», который формально не являлся Суфием, но обладал природой и характером Суфия. Снова и снова профессор Муджииб повторял Хазрату: «Каждый старается брать что-то. Ты должен стать человеком, который может давать что-то». Эти слова произвели большое впечатление на молодого человека и повлияли на выбор его дальнейшей карьеры. Второй профессор, который оказал влияние на Хазрата, был д-р Е. Дж. Каллат, добрый и знающий христианин. Помимо преподавания английского языка, он руководил спортивной программой колледжа и тренировал хоккейную команду. Хазрат, который был капитаном команды, стал близким приятелем д-ра Каллата. «Он обучил нас важному уроку», – вспоминал Хазрат. Он говорил: «Сделайте из себя человека. Сначала заслужите, потом желайте. Другими словами, сначала вы должны получить квалификацию, прежде чем зарабатывать что либо». Хотя он не был мусульманином, д-р Каллат наставлял своих студентов «старайтесь быть хорошими, возрожденными мусульманами». Он часто приглашал Хазрата к себе домой, где они читали отрывки из Библии, обсуждали Христианский мистицизм и другие предметы.

Уважение д-р Каллата к различным верам пробудило в его учениках интерес ко всем религиям. Как объяснял Хазрат: «Я был мусульманином по рождению, но не всегда был доволен религией, которую унаследовал. В тот момент, когда я стал достаточно компетентным, чтобы диссациироваться от нее, я вступил на путь исследования с открытым умом и сердцем. Я освободил себя от уз традиционных авторитетов и открыл свой разум всем влияниям».

Хазрат исследовал обоснованность многих религиозных систем. Он искал ответы на свои вопросы в священных писаниях различных вер, проводил обсуждения с религиозными учеными и атеистами, ознакомился с современной философией и научными методами. Ему так понравилась «Бхагавад-гита», что он перечитывал ее снова и снова, заучивая наизусть некоторые части.

Хазрат также изучал и экспериментировал с духовными практиками в надежде определить, существует ли какая-либо более постоянная реальность, заложенная в явлении, называемом «жизнь». Он исследовал йогу и Веданту, купался в священных водах Ганга, жил жизнью брахамачари (безбрачный и послушный ученик йоги) и занимался различными другими практиками йоги. Он также тщательно изучал академическое учение Индуизма. Его степень магистра философии Мусульманского Университета Алигарх включала специализацию как Индуистской, так и Исламской мысли.

Но жажда осталась неутоленной. Хазрат еще не нашел пути, который он искал. После получения степени магистра, он получил предложение продолжить исследования на получение докторской степени в Соединенных Штатах. И… отказался. Убежденный в правоте совета профессора Муджииба – давать, а не брать – он остался на факультете Университета Джамия Миллиа, хотя его квалификация позволяла ему получить более оплачиваемое и престижное место. Многие из его коллег использовали возможности получить статус и финансовую выгоду. Но Хазрат остался убежденно служить своему университету и студентам, даже если бы его иронично назвали «идеалистом».

Приверженность Хазрата к Джамиа Миллиа отражало его веру в то, что нет лучшей работы, чем учить детей и помогать им, развивать характеры. Цель школы – готовить молодежь становиться хорошими гражданами, патриотами Индии и истинными мусульманами, а не инструментами «Британской машины», господствовавшей над Индией до ее независимости. Все учителя в Джамиа Миллиа работали для этой цели с усердием миссионеров.

В то время Джамиа Миллиа не получал государственных субсидий. Финансовые средства поступали  от грантов, подарков, дотаций, поддержки общества и частных уроков. Зарплаты были минимальными. Хазрат получал сорок рупий в месяц. Д-р Закир Хусаин, проректор Джамиа Миллиа, а позже президент Индии, получал только восемьдесят рупий. Учителя, однако, рассматривали свою работу, как награду саму по себе. Они выполняли свои обязанности, как обряд, и работали во имя работы и своих идеалов.

Работа с детьми  предоставляла выход желанию Хазрата найти смысл в жизни. Он также продолжал исследовать природу существования через философские и духовные поиски. Его назначение на факультет сделало его коллегой профессора Муджииба, и они периодически встречались, чтобы обсудить работу. Часто они заканчивали свои дела за двадцать минут, а потом в течение часа обсуждали Суфизм в свете современной мысли и науки.

Но, несмотря на годы поисков и усилий, Хазрат оставался разочарованным. Он признавал в своем сердце, что поиск, на который отважился, был сложным, если вообще возможным. Когда он был на грани отчаянья, его друг Р.Р. Вахиди сказал ему, что Суфийский учитель Хазрат Шейх Мухаммад Са`ид Хан (r.a.) приезжает в их район. Шейх преподавал арабский в школе в Азамгархе, U.P., и ехал на курс усовершенствования в Матхуру, город около Вриндавана, недалеко от Дели. Г-н Вахиди предложил Хазрату встретиться с Шейхом Са`ид Ханом (r.a.). Хазрат согласился. Позже, оглядываясь назад, он говорил: «Я подумал: «Хорошо, я полагаю, что  должен поехать. Возможно, я смогу получить какое-либо руководство от этого человека».

Встреча с Шейхом

Хазрат поехал в Матхуру с чувством надежды. По прибытию в мечеть, его направили в помещение шейха. Подойдя к комнате, он увидел там сидящего человека в простом платье и круглой шапке. Человек заметил Хазрата и пригласил его войти. Хазрат представил ему рекомендательное письмо, которое шейх прочитал с одобрением.

Затем Хазрат сказал шейху, почему он пришел. Он объяснил, что он искал много лет и опробовал различные пути. «Если есть что-то реальное в твоем учении, – сказал он – пожалуйста, проинструктируй меня в нем. Но, если это только разговоры для ублажения людей, то я лучше не буду тратить ни ваше время, ни свое».

Услышав это, шейх ответил: «Это путь познается на опыте. Начни и увидишь, что произойдет. Это все». Столь краткое заявление возымело немедленное действие. Хазрат сказал: «В этот момент я почувствовал себя отделенным от мира, и мое сердце трепетно потянулось к шейху. Я ощутил любовь в своем сердце». С тех пор Хазрат всегда испрашивал наставления Шейха Мухаммада Са`ид Хана (r.a.).

С момента первой встречи Хазрат с нетерпением ждал встречи с шейхом Шейха Муххамада, Хазратом Хамидом Хасаном `Алави (r.a.). Следующие зимние каникулы предоставили ему такую возможность. После того, как он провел время с Шейхом `Алави (r.a.), Хазрат пришел к выводу, что Бог услышал его молитвы. Он был полностью убежден в том, что нашел правильного человека и правильный путь, которые утолят его жажду и внутреннюю потребность. Так началось путешествие Хазрата.

В Суфизме Хазрат нашел удовлетворение, которое так долго ускользало от него. Он также понял глубокое значение религии, унаследованной по рождению. Спустя десятилетия он констатировал: «Сейчас я мусульманин, но не потому, что принадлежу к мусульманской семье, а потому что я открыл Ислам по своему собственному страстному желанию, исследованию и опыту».

Хазрат учился у Шейха Мухаммада Cа`ид Хана (r.a.) в течение тридцати лет, проводя с ним время в путешествиях и дома, в Азамгархе. Хазрат старался воспринимать все советы и наставления; его шейх щедро делился. В конце концов, Хазрат получил разрешение наставлять ищущих в священных и проникновенных учениях пяти орденов суфизма: Накшбанди, Муджаддиди, Чишти, Кадири и Шадхили. Однажды пришел день, когда Шейх Мухаммад Са`ид Хан (r.a.) сказал ему: «Все, что я получил от моего шейха, я дал тебе. Теперь жди благословения Бога, поскольку успех зависит от его милосердия и доброты. А его милосердие и доброта не зависят от твоих усилий». Затем он процитировал Коран: Аллах дарует Свое благословение кому Он пожелает.

В ранние годы своего пути, Хазрат, как и многие новые ученики, почувствовал потребность посвятить все свое время медитации и молитве. Но от учеников Тасаввуф не требуется отрекаться от мира; напротив, они должны быть «в миру, а не вне мира». На знакомой территории ежедневной жизни, формы поведения, склонности и стереотипы ищущего наиболее глубоко укоренены, и именно здесь они должны быть преодолены. И именно здесь он может служить Богу и Божьему созданию. Когда Хазрат сказал Мухаммаду Са`ид Хану (r.a.), что он хочет уволиться с работы и полностью посвятить себя духовной практике, шейх запретил ему делать это. Выполнение мирской работы является неотъемлемой частью успеха на  пути, – объяснил он. Хазрат продолжил работу учителя, и позже стал главой школы Джамиа Миллиа, и потом, после тридцати пяти лет работы в школе ушел на пенсию.

Усилия

В течение жизни своего шейха Хазрат направил свои усилия на то, чтобы сделать Суфийские учения более доступными. В течение долгого времени его волновало то, что из всех людей, приезжающих со всего мира в Индию в поисках истины, лишь некоторые находили пользу в Суфийском учении. Большинство же склонялись к общеизвестным школам Веданта и йога. Методы были легче; гуру объезжали весь свет, открывая учебные центры. Признаки реального прогресса, однако, были редкими, особенно прогресса, отражающего потребности индивидуума, который должен жить и работать в современном обществе.

Убежденный в том, что Суфизм может удовлетворить поиск современного ищущего, Хазрата поглотила идея создания школы, предлагающей учения пяти главных Суфийских орденов. С согласия и наставления своего шейха он создал Институт Поиска Истины, который находится в Нью-Дели.

В последние годы Хазрат открыл филиалы Института под названием Школа Суфийского Учения в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Бангладеш, Пакистане, Польше, Великобритании, Италии, Германии, Малайзии, Сингапуре, Омане и Кыргызстане.

Этот краткий биографический обзор раскрывает фундаментальные качества и требования к ученикам Суфизма. Жизнерадостность, вера, преданность и искренность Хазрата Азад Расула (r.a.) были проверенными ключами к успеху как внешнему, так и внутреннему, – особенно внутреннему. Его способность обращать каждый вызов в возможность дальнейшего роста и поклонения (`ибада) была признаком истинного Суфия.

С ранних лет Хазрат жаждал найти смысл и цель жизни. Он приложил усилия, чтобы найти учителя; и, когда его нашел, упорно следовал советам наставника, пока не достиг своей цели. Вместе с тем он продолжал выполнять свои мирские роли мужа, отца, деда, школьного учителя, директора, общественного лидера и уважаемого старейшины. Уход с работы не значит отречение от мира. Напротив, он стал больше времени посвящать духовной миссии и служению, включая создание Института, строительство мечети и ханаки (приют Суфиев) и семейные обязанности. С тех лет, когда он был школьником, и до последнего вздоха его жизнь содержала в себе то, в чем должна заключаться жизнь Суфия.