Школа


Суфийского

Учения

Накшбанди,

Муджаддиди,

Чишти

Кадири

Кадири

Шадили практики

Select Page

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) был великим святым и истинным вселенским существом (инсан-и-камил). Со временем, его значимость и его вклад в Суфийское учение и практику получали все большее и большее признание по всему миру.

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) родился в 1859 A.D. в Балгадхи (деревня в Индии в штате Бенгал). Его отец был экспертом в теологии и духовных науках, и был мастером в алхимии – способность трансформировать материалы из одной субстанции в другую. Когда Саййиду Абдул Бари Шаху (r.a.) было всего шесть лет, его отец скончался, и его мать была вынуждена  взять всю ответственность за воспитание сына на себя. Согласно воле ее мужа она переехала из Балгадхи в Хугли около Калькутты. Чтобы заработать на жизнь она пряла пряжу. Ее жизнь была примером терпения и благодарности. Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) был настолько внимательным, что, несмотря на свой ранний возраст, старался внести свой вклад в доход семьи, помогая матери. По истечении времени, по просьбе родственника, семья переехала из Хугли в Налданга.

Однажды, когда Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) был ребенком, несколько мальчиков пришли к нему и сказали ему идти с ними воровать кокосы. Сначала он отказался идти, но они настаивали, и он согласился присоединиться к ним. Они дошли до деревьев, и мальчики начали собирать кокосы. Они попросили Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.) стоять и наблюдать и предупредить их, если кто-нибудь приблизится. Так случилось, что кокосовые деревья росли около кладбища. Вдруг Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) увидел мертвого человека, направляющегося к ним. Этот человек сказал: «Хороший мальчик, ты родился не для этой цели». Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) оставил своих товарищей и вернулся домой.

Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) не получил официального образования. Из школы он ушел, после того как проучился недолго и понял, что такое школьное образование. Его школой стала жизнь. Он работал на множестве работ, пока, наконец, не получил должность на железной дороге с хорошей зарплатой. Теперь он  мог жить лучше и быть в компании друзей.

Однажды ночью Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) увидел во сне своего отца. Тот сказал, что не одобряет его работы на железной дороге, поскольку там процветает коррупция. В своем сердце Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) оставался обособленным от своей работы, и, проснувшись утром, решил уволиться. Его арабский учитель и некоторые его друзья старались отговорить его от увольнения, предупреждая, что будет трудно снова найти такую работу. Но он не прислушался к совету и ушел с работы на железнодорожной станции.

Вскоре после этого, он заболел дизентерией так сильно, что люди думали, что он не выживет. Опять во сне он увидел своего отца. Отец дал ему что-то поесть, и он поел и насытился. А когда проснулся, то почувствовал себя лучше, и через несколько дней совершенно излечился. С того времени Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) стал совершенно другим человеком, посвящая большую часть времени духовным занятиям. Он так же находился в поисках Шейха, который мог бы направлять его на этом пути.

Сначала он был посвящен великим Шейхом ордена Чишти, Хазратом Каримом Бакхшем (r.a.), отцом Хазрата Хамида Хасана Алави (r.a.), который проходил через Балгадхи. Когда Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) занялся наблюдением пас-ан-фас (осознание дыхания) согласно наставлениям своего Шейха, его сердце открылось. Он испытал огромное счастье и с энтузиазмом стал посвящать всего себя этим занятиям. К сожалению, своего Шейха он больше не увидел.

Однажды, когда он был занят зикром, перед ним возник основатель Чишти Тарика, Хазрат Моинуддин Чишти (r.a.) и сказал, что, хотя в линии Ордена не было ошибок, в будущем он сам будет наставлять Саййида Абдул Бари Шах (r.a.). С этого времени и далее Хазрат Моинуддин Чишти приходил и давал трансмиссии Саййиду Абдул Бари Шаху (r.a.).

Впоследствии Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) говорил нашему Великому Шейху Хазрату Хамиду Хасану Алави: «Не думайте, что это было видение. Он сидел со мной так же, как вы сейчас сидите рядом со мной». Хазрат Моинуддин Чишти помогал ему пройти через  стоянки на пути. Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) так описал эту помощь: «Когда бы я не испытывал трудности, чувствовал упадок сил, не мог идти дальше, преодолевать препятствия, Моинуддин Чишти (r.a.) помогал мне своим особым бытием. Он поднимал меня и я спрашивал: «Хазрат, это цель путешествия?» А он всегда отвечал: «Нет. Цель еще далеко». Пока, в конце концов, однажды, не сказал: «Теперь ты достиг места назначения».

Однажды, когда месяц Рамадан пришелся на дождливый сезон, Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) дошел до того, что остался с одним пенни. На последний пенни он купил немного крупы, что позволило им с женой протянуть пару дней. Затем положение оказалось настолько плохим, что в доме не оказалось ни денег, ни пищи. Оглядываясь назад, на то время, Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) позже замечал: «Я не боялся проверки моего существа, я волновался о своей жене. Я беспокоился, что она может не вынести напряжения, что ее терпение закончится». Но рядом с великими душами, другие души тоже проявляют силу. Его жена ставила на очаг кастрюлю с водой, чтобы соседи не подозревали, что они голодают.

Так прошло два дня. Они прерывали голодание только глотками воды. В такие моменты даже великие люди теряли терпение и отвлекались от Пути. Однако, Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) полностью посвятил себя своим практикам. Он думал, что смерть должно быть близко, и лучше будет успеть сделать как можно больше в своих духовных упражнениях. Шел дождь, а крыша был такая старая, что вода протекала со всех сторон. Но он не останавливался и продолжал зикр, поставив на голову кастрюлю от дождя. Когда же дождь заканчивался, опустошал кастрюлю и продолжал медитацию.

И вот в один из дней, когда Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) был занят своими упражнениями в таком жалком состоянии, ему явились Хазрат Али (R.A.) и Хазрат Шейх Абдул Кадир Джилани (r.a.), одетые в прекрасные сверкающие одежды и держащие обнаженные мечи в руках. Они посещали его и раньше, но сегодняшний визит был особенным. Один взял его за правую руку, другой за левую. Вместе они поместили его на высокий постамент, сказав: «О Абдул Бари, с этого дня ты должен стать «вали»!» («Вали» буквально означает друг Бога или святой. Прим. ред.).

Вскоре после этого пока Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) все еще находился в медитации, в его комнату зашел человек и сказал: «О Хазрат Саййид, крыша этой лачуги пришла в негодность. Прошу, позволь мне ее починить». Другой человек пришел и дал ему две рупии и выразил почтение. Кратко говоря, неблагополучные времена закончились. Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) вспоминал, что после этого раза, он никогда не голодал больше, даже если не ел, иногда, по три, четыре дня в месяц. Когда обучение завершилось, Хазрат Мойнуддин Чишти сделал Хазрата Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.) своим калифом (представителем) и дал ему иджазат (разрешение) учить других в Ордене Чишти.

Спустя время, Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) встретил великого Муджаддиди Шейха того времени, Хазрата Маулана Гулама Салмани (r.a.). После раскрытия латаиф`и-ашра (десять скрытых центров сознания) Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) попросил Шейха Салмани (r.a.) сделать его своим муридом (учеником). Но Шейх отказал в просьбе. Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) был ужасно разочарован. Когда же он сел медитировать, Шейх Ахмад Фаруки Сирхинди (r.a.) явился ему и спросил о причине его печали. Выслушав историю, Шейх Ахмад Фаруки (r.a.) сказал: «Теперь иди к Шейху Салмани. На этот раз он примет тебя как мурида». Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) пошел к Шейху опять и передал его разговор с Шейхом Ахмад Фаруки Сирхинди (r.a.). После рассказа, Шейх Салмани (r.a.) посвятил Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.) в Орден Муджаддиди.

Хотя внешне, Хазрат Маулана Салмани (r.a.) был Шейхом Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.), внутренне Шейх Ахмад Фаруки Сирхинди (r.a.) продолжал давать ему трансмиссии. Посредством метода «увайси» другие основатели великих Орденов, включая Хазрата Шейха Абдул Кадир Джилани, Шейха Абдул Хасан Шадхили и Хазрата Шейха Бахауддина Накшбанда, также сделали его своим представителем и дали ему разрешение проводить обучение в их Орденах. Тем же методом «увайси», Хазрат Ювэйз Карани также дал ему разрешение вести обучение в его Ордене и сделал его своим представителем.

В нескольких словах, Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) получил разрешение посвящать и учить учеников в Орденах Чишти, Кадири, Муджаддиди, Накшбанди, Шадили и Карни. В то же время, по милости Аллаха, он достиг различных духовных рангов: высоких стоянок и статусов в духовном мире.

В Калькутте жила старая женщина, которая была одной из сорока Абдали (Великих Праведников). Хазрат Абдул Бари Шах (r.a.) иногда встречался с ней. Когда она умерла, через его кашф (видение), его попросили  продолжить ее обязанности в качестве Абдали.

В это же время живший в Мекке Шейх Абдул Хасан (r.a.) был Кутуб`и-Мадар (Полюс Вселенной). Он направил свое внимание на Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.) и установил с ним духовную связь. Шейх встречался с Саййидом Абдул Бари Шахом (r.a.) каждый день, давая ему трансмиссии. Иногда он приходил к Саййиду Абдул Бари Шаху (r.a.), а иногда Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) приходил в Мекку на встречу. Когда, Наш Великий Шейх Хазрат Хамид Хасан Алави услышал об этом, он был сильно удивлен, поскольку между этими местами большое расстояние. Но Хазрат Абдул Бари Шах (r.a.) сказал, что в духовном путешествии пространство и время не имеют значения.

Когда Шейх Абул Хасан покинул свое тело, было собрание около Священной Каабы в Мекке. Многие великие святые представляли себя в качестве кандидатов на место Кутуб`и-Мадара. Он тоже был там, но, думая о себе, как о самом низком из всех и не подходящем для этого места, он стоял последним. Архангел Гавриил (a.s.) появился на собрании, держа в руке корону из драгоценных камней и жемчуга, и произнес имя Хазрата Абдул Бари Шаха (r.a.). Последний поспешил встать перед Гавррилом (a.s.). Затем Архангел (a.s.) надел корону на голову Хазрата Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.). и, двигаясь в направлении Священной Каабы, он произнес: «С этого дня ты являешься хранителем этого Дома». С этого дня Хазрат Абдул Бари Шах (r.a.) выполнял обязанности Кутуб`и-Мадара.

Вклад

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) сделал важный вклад в Ордена, где он являлся уполномоченным, и в Тасаввуф в целом. Один из его мастеров, Хазрат Шейх Ахмад Фаруки Сирхинди (r.a.), ранее усовершенствовал Практики Ордена Накшбанди, используя метод индирадж аль-нихайат фи`л-бидайат. Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) ввел метод индирадж аль-нихайат фи`л-бидайат и в других главных Орденах с согласия их основателей.

Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) также ввел некоторые изменения в систему становления учеником. Ему не нравилась распространенная система, которая требует, чтобы человек стал муридом, прежде чем приступить к Суфийской практике. Он положил конец этой традиции, позволяя претендентам начать духовное путешествие, еще до становления муридом. Однако после выполнения десяти латаифов (центры сознания), было обнаружено, что ученикам трудно продолжать идти дальше по пути, не став муридом. Сегодня наиболее значительный признак нашего Ордена в том, что необязательно становиться муридом, чтобы приступить к практике. Только после выполнения латаиф`и-ашра (десять скрытых центров сознания) ученик должен взять на себя это обязательство. Во многих других Орденах, становление муридом является первым условием, чтобы приступить к практике.

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) также обладал титулом Мухафиз-и-улум, тот, кто обязан сохранять Шариат и Тарикат. Поэтому, мы надеемся, что все непонимания между Шариатом и Тарикатом будут улажены и наступит общая гармония в этом вопросе.

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) был не только Кутуб`и-Мадар (Полюс Вселенной) своего времени, но также имел статус Кутуб`и-Иршад (Полюс Духовного Наставничества). Среди ранних святых, только несколько избранных лиц имели привилегию удостоиться обоих этих статусов. Мир никогда не остается без Кутуб`и-Мадара. Когда один покидает тело, его место немедленно занимает другой или другая. Но необязательно, чтобы Кутуб`и-Иршад присутствовал все время. Его или ее дух может выполнять работу после того, как покинет тело.

Как Хазрат Али (R.A.) и другие Имамы (Полюсы), принадлежащие семье Пророка (saw), занимали пост Кутуб`и-Иршада, чтобы причислять к числу святых салика, таким же образом, Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) имел эту привилегию. От Шейха Абдул Кадир Джилани до Саййида Абдул Бари Шаха ни один Шейх не занимал этот пост. Было так, что дух Шейха Абдул Кадир Джилани выполнял работу, даже после того как покинул тело. Даже Шейх Ахмад Сирхинди (r.a.) считал себя заместителем Шейха Абдул Кадир Джилани (r.a.), когда он выполнял его обязанность. Он написал, что эта обязанность была согласована с духом Шейха Абдул Кадир Джилани (r.a.), и что ему была дана обязанность калифа. Напротив, Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) имел личную власть в этом отношении. И до сих пор дух Хазрата Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.) покинувшего свое тело более ста лет назад, все еще передает свое духовное наставничество.

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) говорил своим ученикам: «Для вас нет необходимости куда-то идти. Не думайте, что я говорю от имени своего эго. Я бескорыстен, и если я что-то говорю, то это для вашего блага». Он сравнивал себя с прежним святым, Шейхом Абдул Кадир Джилани (r.a.). Он показывал сомкнутые пальцы и говорил: «Он и я как эти два пальца. Там, где он присутствует, он всегда просит меня присоединиться к нему».

Однажды случайно Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) посетил могилу. Он постоял там некоторое время, очевидно из почтения к умершему. Люди начали спрашивать, был ли этот человек в могиле – вали (святым). Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) сказал, что он не был вали раньше, но теперь он стал им.

Качества

Хазрат Абдул Бари Шах (r.a.) был откровенным с учениками и не любил, чтобы ему оказывали специальное почтение. Когда ему случалось остановиться в нашем Великом Доме Шейхов, он говорил, что, если кто-то будет о нем спрашивать, то этому человеку нужно сказать, что гость остановился здесь. Он редко произносил грубые слова или ругал своих учеников. Если он думал, что нужно упрекнуть их, он говорил: «У вас нет адаба». Он был настолько милосерден, что сразу после того, как он произносил это, он добавлял: «Я ответственен за ваше неправильное поведение».

Большую часть своего времени он посвящал медитации, продолжая каждый сеанс около трех часов. Он часто проводил всю ночь в медитации, но чувствовал себя свежим и радостным утром. Он любил своих учеников, как своих собственных сыновей и дочерей. Они тоже его сильно любили и не обращали внимания на других Шейхов, независимо от того, насколько они были великими. Например, водонос Хазрата Саййида Абдул Бари Шаха (r.a.) однажды пошел к реке принести немного воды. Он увидел невдалеке человека похожего на Кхидра (мир ему), который звал его. Водонос ответил: «Почему я должен идти к тебе? Почему я не должен пойти к своему собственному учителю, посредством близости к которому ты зовешь меня?».

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) не смог получить формального образования, но с помощью `илм`и-ладдуни (знание, которое не изучают, а которое отражается в успокоенном разуме Суфия с другой плоскости бытия) он мог отвечать на вопросы, цитировать книги и даже указывать номера страниц и количество строк. Кажется, что подробности всех видов знания и наук были открыты перед ним.

Итоги

Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) покинул свое тело и отправился на небеса в возрасте всего сорока лет. У него не было детей. Он жил очень просто в обычной хижине.

Однажды Хазрат Саййид Абдул Бари Шах (r.a.) совершал омовение в углу своего дома. Когда он закончил, мысль посетила его: «Я бедный человек, живущий в уединении и, кажется, этот Орден ограничится только мною». Это чувство опечалило его, но затем Божий знак осчастливил его. Его посетило знание, что Бог распространит этот Орден с Востока на Запад и от земли до моря. Милостью Бога, мы теперь можем видеть знаки выполнения этого обещания.